четверг, 9 января 2014 г.

Оглавление

Ефросинья - веселая девушка, с которой происходят, порой, невероятные истории!

Она падала с дерева, ездила на пыльный завод, пряталась в книжных полках, спасалась от землетрясения, а однажды - была убита! Ее чуть не раздавил бегемот, она познакомилась с розовой коровой и тощей жирафой. Ей пришлось наказать телефон, добровольно петь частушки, учить японский, разговаривать с коробкой и, стиснув зубы от смеха просить автограф. Она бегала ночью по даче, ее тошнило пирожными, она лечила зрение вместо сердца, лила слезы в резиновые сапоги и на барной стойке танцевала до утра!     

Фантастическая прическа



Нашей группе дали нового преподавателя - молодого аспиранта Кирилла Романовича. Как только я увидела его, мое сердце распустилось белой кувшинкой, мысли полетели в разные стороны, Селин Дион запела «про Титаник», а руки потянулись за конфеткой. Я ткнула под локоть Машку: «Это мы на каком предмете сидим?». «Социология, кажется», - ответила она. Так я полюбила то, о чем не имела ни малейшего представления!

Ах, Кирилл Романович! Он был совершенно не похож на всех педагогов, что были у нас раньше, потому что о нудных вещах рассказывал ярко и интересно. Пока он говорил о том,  как группы и какие-то там слои общества как-то называются, я представляла себе, как мы с Кириллом Романовичем оказываемся вдвоем на необитаемом острове и, держась за руки, бежим вдоль берега навстречу заходящему солнцу, касаясь ступнями набегающей волны и оставляя за собой следы на мокром песке. Ныряя в волны фантазий, я накручивала волосы на ручку, и вместе со спиралькой локона закручивалась новая история. «Фрось, какое население он назвал?», - спрашивала шепотом Машка. «Понятия не имею», - только отмахивалась я.

Весь семестр Кирилл Романович то героически спасал меня из горящей башни замка, поднявшись по веревочной лестнице, то вырывал меня из цепких лап страшного чудовища. Он дрался на дуэли: был ранен, но победил. Мы пережили  кораблекрушение, авиакатастрофу и землетрясение, но каждый раз выживали вдвоем на фоне оранжевого заката. Однажды Кирилл Романович даже вытащил меня из заточения в страшной темнице, но, когда мы оттуда летели на вертолете, пришла сотрудница деканата и срочно вызвала Кирилла Романовича.

Сессия наступила неожиданно. «Ты готова?», - спросила меня Машка перед зачетом. «Если бы существовал предмет «Фантазии о Кирилле Романовиче», я бы завтра защитила диплом!»

Я вытянула билет, прочитала вопрос, ничего не поняла и села за стол - готовиться. Отвечать я буквально летела. «Так, Ефросинья, редкое у вас имя. А с билетом вам так же повезло?», - спросил он мягким голосом. Я сама не понимала, что мямлю в ответ, потому что, оказавшись так близко к своему идеалу, буквально растаяла. Я уже почти не слышала, что Кирилл Романович сам стал отвечать за меня на вопрос, так как мы уже бежали с ним по зеленой траве через залитый солнцем лес, придерживая на головах венки из полевых цветов. И вот, когда мой «лесной рыцарь» подошел ко мне, легко смахнул выпавший лепесток с моей щеки и нежно на меня посмотрел, я услышала хихикание у себя за спиной. Вместо поцелуя, я ощутила напряжение, а взгляд Кирилла Романовича выражал скорее удивление, чем нежность. Возвращаясь в реальность, я повернулась к окну и, увидев свое отражение, поняла причину всеобщего сдавленного смеха: моей прическе три века назад позавидовали бы придворные дамы. С помощью шариковой ручки я успела искусно закрутить свои жесткие рыжие локоны в пышный колтун, все пряди спутались и торчали в разные стороны. Венчала всю это конструкцию, похожую на рыжий, взбитый миксером стог сена, застрявшая там синяя ручка, успевшая в процессе стайлинга начертить пару произвольных линий на моем лбу.

«Я вам ставлю «зачет», Ефросинья, - тихо сказал Кирилл Романович, протягивая мне зачетку, - а новая прическа вам очень идет!» Я смутилась, но улыбнулась, взяла зачетку и вышла, унося на голове свой лес, море, пальмы, замок и Титаник с полевыми цветами на фоне заходящего солнца.

Это судьба!



Чем может наградить себя девушка, удачно сдавшая летнюю сессию? Конечно же, шопингом! Я решительно отправилась по магазинам, но без подруг не справилась с проблемой выбора и вышла из торгового центра с одним пакетом. Чего-то мне не хватало. Единственная желтая футболка меня не удовлетворила. Проходя мимо книжного магазина, я остановилась у витрины - посмотреться в отражение. Поправляя прическу, я случайно заметила, что из зала магазина на меня смотрит безумно симпатичный парень. Я поймала его взгляд, улыбнулась в ответ, засмущалась и плавно отошла от окна. Как глупо! Наверное, я еще и покраснела, хотя, надеюсь, он этого не заметил через стекло. Но в книжный все же зашла.

Я бродила между стеллажами, рассматривала красивые обложки, и проникалась запахом свежей печати. Недавно Машка мне посоветовала какой-то очень интересный роман, но название и иностранное имя автора потерялись в лабиринтах забитого сессией мозга. И тут у меня разыгрался литературный аппетит. Книжный магазин для человека, любящего читать, - как кондитерская: сначала сомневаешься, потом вдыхаешь аромат, задерживаешь дыхание на 3 секунды и с выдохом хочешь купить уже все! Я очень люблю книги, люблю читать, но после экзаменов хочется чего-то легкого, не напрягающего, для полной умственной релаксации. Я взяла иллюстрированную брошюру по маникюру, «100 секретов туши для ресниц», какой-то модный роман из серии «прочел-и-забыл», 5 открыток с трогательными мишками и руководство по рукоделию «Аппликация стразами» в голографической обложке. Получился полный набор для расслабления после напряженной сессии.

Путь к кассам лежал через отдел учебной литературы, и, проходя мимо, я вдруг увидела ЕГО. Листая толстый учебник, стоял тот самый красавец, который недавно улыбнулся мне в витрине. Ну, второй раз – это судьба! Я остановилась и стала рассматривать разноцветные корешки книг, периодически поглядывая на него. Он это заметил. Ах, какая улыбка! Пока он возвращал свою книгу на полку, я вспомнила о той куче литературного мусора, что была у меня в руках. Быстрым движением я сунула свою позорную стопку между учебниками и схватила в руки первую попавшуюся книжку. «Привет, - сказал он, подходя ко мне, - выбираешь учебник?» «Да, я … как раз шла сюда подобрать материал для занятий», - призналась я. О, боже! Какой он был симпатичный! «Что изучаешь? - поинтересовался он, заглядывая мне в руки, - японский язык?! Вот это да! Я тоже его изучаю. Какое совпадение, представляешь?» Я была в ужасе! Усилием воли погасив панику, я взяла себя в руки и сказала: «О да! Редкое совпадение». «Да, кстати, я - Андрей. А тебя как зовут?» «Ефросинья», - ответила я. «Ух, ты! Очень приятно» Мы еще поговорили про сессию, и я уже было подумала, что японский будет забыт. «А может, сходим куда-нибудь на выходных?», - спросил он улыбаясь. Ну, конечно же, да! «Отлично, пойдем в суши-бар, поговорим по-японски!» Мы обменялись номерами телефонов. «Саёнара!»* - добавил он, помахав рукой.

Я была и в восторге и в отчаянии одновременно. «Японский?! - кричала Машка мне из телефона. - Как ты выучишь японский за неделю? Ты даже не можешь правильно произнести названия роллов!» И что мне оставалось делать?

«Самоучитель по японскому языку, русско-японский словарь, учебник по японскому для начинающих с диском, - монотонно перечислила кассирша, - и  «Аппликацию стразами» тоже берете?» «Да, я все это беру!», - твердо ответила я.

Продолжение следует…
________________
*Cаёнара - в русской транскрипции «до свидания» по-японски.

Японское свидание



День свидания с Андреем неотвратимо надвигался, а мой мозг постепенно сворачивался в ролл от необходимости срочно выучить японский язык - хотя бы несколько элементарных фраз, но чтоб произносить их, не краснея. Я не могла себе позволить выглядеть круглой дурой в глазах моего нового знакомого, поэтому зубрила слова ночи напролет. Япония мне уже снилась – за эту неделю я знала об этой стране практически все: там нужно разрешение, чтоб завести домашнее животное, там всюду роботы, там самая прогрессивная косметика, космическая мода и невероятные дизайнеры.

«Ну как, Ефросинья-сан, ты уже можешь связать хотя бы три слова?», - спросила меня Машка прямо с порога. Она была вызвана, чтоб помочь мне сообразить «первосвиданный прикид». Любимые джинсы были отброшены сразу, другие три пары тоже. Мы мерили блузки и юбки, кофты и платья, но ни на чем не могли остановиться. За пару часов мы с Машкой перебрали весь мой шкаф, выкинули несколько старых футболок, поругались, помирились, съели шоколадку, пожалели об этом и снова перебрали вещи. Наконец, мы дошли до истерики: «А знаешь, надень шелковый халат своей мамы, с журавлями - он смахивает на кимоно! Будешь «в теме»!», - заливалась Машка от смеха. «От тебя никакого толку! И ты выбросила мою любимую футболку с принцессой!», -  ворчала я. «Этой футболке было столько лет, что у принцессы уже пошли бы внуки, если б я ее не выбросила!» – не унималась Машка. В конце концов, ставка была сделана на длинную голубую юбку - она всегда приносила мне удачу.

Мы с Андреем сидели в отдельной нише ресторана на фоне большого круглого окна. Первое волнение от встречи немного спало, когда нам принесли красивую ладью с суши. Андрей был прекрасен! Мы говорили обо всем: об экзаменах, педагогах, спорте, моде, искусстве. Оказалось, что он увлекается музыкой и с успехом диджеит на вечеринках у своих друзей. Пока он очень подробно и эмоционально рассказывал о разнице между компьютерными программами для сведения музыки, я сидела и думала, что есть все-таки на свете вещи, которые можно с улыбкой пропускать мимо ушей. «…Ты прикинь, как это здорово?!», - закончил он фразу. «Конечно!», - ответила я с радостью, хотя даже не представляла себе чему, собственно, я киваю. Япония все никак не всплывала в разговоре, и уже за десертом, когда речь пошла о путешествиях, я все же рискнула спросить: «А ты был в Японии?», - начала я издалека. «Нет, пока никак, но очень бы хотел съездить», - ответил Андрей. «Да, интересно же побывать в стране, язык которой изучаешь. Это такая возможность окунуться в языковую среду. Ты сейчас на каком уровне изучения японского?», - вот, теперь я спросила прямо. Тут Андрей как-то замялся, опустил глаза и сказал: «Да ты знаешь… я как раз собирался тебе признаться. Я не учу японский, и никогда не учил. Понимаешь, я просто хотел с тобой познакомиться тогда, и зацепился за этот учебник, который ты держала в руках… Просто ты мне понравилась, и, я надеюсь, это не такая большая ложь, ведь мы встретились, и вот, я признаюсь теперь… Фрося, что с тобой?» Я смеялась, я громко и радостно хохотала и уняться не могла. Только отпив немного воды, рассказала Андрею, как придумала всю эту историю с японским тогда, в магазине, и как учила всю неделю, готовясь к свиданию. И тогда мы зашлись от смеха уже оба. Мы смеялись и даже не заметили, как взялись за руки. Его ладони оказались теплыми и мягкими. «А знаешь, - начал Андрей, когда мы уже вышли на улицу, - я тоже буду учить японский! Всегда хотел, не получалось, а теперь ходить на занятия будем вместе» И он набросил мне на плечи свою ветровку. 

Красный круг солнца катился к горизонту.

Фотограф



Началась осень, и мы с Андреем расстались. Расстались потому, что он не позвонил мне и проигнорировал все мои нежные смс-ки – он никогда меня не понимал!

Чтобы развеять грусть, я пошла в парк - попинать ногами опавшую листву. Мне было грустно, одиноко, но яркие краски осени не давали мне окунуться в печаль. И вот, гуляя по желтым аллеям, я увидела фотографа, притаившегося в кустах в ожидании удачного кадра. Когда я подошла поближе, оказалось, что это очень симпатичный парень. Сидя на корточках, он перебирал хитрую технику и был крайне сосредоточен.
Я поняла, что мой звездный час настал – ведь внутри каждой девушки спрятана модель, и главное - найти момент для ее удачного выхода. Аккуратно, как бы случайно, я вошла в зону охвата его объектива. Женственно и грациозно стала собирать листья в красивый букет, старательно делая вид, что абсолютно не позирую. Я медленно ходила, осторожно приседала за очередным листком, и, поглядывая в сторону фотографа, то загадочно улыбалась, то задумчиво смотрела в небо. Потом я попыталась поймать летящую веточку, и, думаю, это был бы отличный кадр. Сама себе я казалась совершенно неотразимой!

Ничего не происходило. Мне захотелось привлечь его внимание, стать заметнее и я полезла на огромное повалившееся дерево. Прогуливаясь по нему, как по подиуму, я изящно балансировала собранным букетиком и думала, что в голубом пальто на фоне осени, да еще и стоя на черном бревне, я буду выглядеть очень эффектно!  Обернувшись посмотреть, видит ли меня мой симпатичный фотограф, я вдруг оступилась, потеряла равновесие и с визгом рухнула в кучу красной листвы.
Мне было очень смешно и обидно. Как такое могло случиться? К тому же, в падении я растеряла свой красивый букет. Первая мысль была: может, позвонить Машке? Но она совсем не похожа на команду МЧС.

И тут я услышала сверху голос: «Девушка, с вами все в порядке?» Повернув голову, я увидела фотографа, который, придерживая висевшую на шее камеру, протягивал мне руку. «Ах, спасибо! Надеюсь, вы не успели запечатлеть мое падение?», - спросила я, вставая. «Нет, -  сказал он, широко улыбнувшись, - я пытался поймать в кадр летающих птиц - и тут услышал ваш крик. Вы не ушиблись?» Эх, он меня даже не заметил, огорчилась было я. Но тут он сказал: «А я бы мог сделать вам осенний портрет, согласны?» Ну конечно, я была согласна! И, отряхнув сухую листву с небесного пальто, я приготовилась к фотосессии на фоне оранжевых кленов.


Диагноз: любовь



Когда оказываешься в коридоре поликлиники, то невольно чувствуешь себя старше. Начинаешь прислушиваться к себе и думать, что еще болит, хотя до входа в это заведение здоровье было отличное. Меня отправили к офтальмологу. «Зачем ты туда идешь? - ворчала Машка в моем мобильнике, - им надо было твое зрение проверять, когда ты на экзаменах списывала».

Я вошла в кабинет окулиста - и обалдела! Меня встретил молодой парень, красавчик,  прекрасный доктор в белом халате! Сергей Викторович сел передо мной, наши лица сблизились - и он посмотрел мне прямо в глаза. Я почувствовала, как краснею. Он мягко улыбнулся, и между нами пробежала искорка, вспыхнув ярким бликом в его зеркальце с дырочкой! Пока он светил специальным фонариком, рассматривая мои зеленые радужки, я думала, может ли он там прочитать мои безумные романтичные фантазии. «Вот вам капли, Ефросинья, - сказал он, протягивая флакончик. - Буду рад вас видеть через неделю!»

Я выплыла из поликлиники со странными симптомами: сердце бешено колотилось, щеки горели, на спине росли крылья, желудок требовал шоколадки, в голове проплывали облака, путаясь между обрывками иностранных слов любимой лирической песни, а пальцы теребили бумажку с его почерком. Диагноз был очевиден: я влюбилась!
Всю неделю я представляла себе, как пойду к окулисту, распахну свои длинные ресницы, и он профессионально увидит там всю историю моих переживаний. Сергей Викторович мне снился каждую ночь. Я вспоминала его глаза, улыбку и свежий парфюм.

В день визита я невероятно нервничала! Как сказать ему о том, что я все дни думала только о нем? Войдя в кабинет, я поймала его теплый взгляд и засмущалась. После того, как я произнесла «здравствуйте», можно было получить направление к логопеду. «Ну, посмотрим, как ваши глазки», - сказал он и усадил меня перед известной таблицей. Не глядя на нее, глядя прямо на доктора, вместо тех букв, что он показывал, я тихо произнесла: «я-л-ю-б-л-ю-в-а-с». Повисла пауза, Сергей Викторович явно не ожидал таких признаний посреди рабочего дня. От стыда я вскочила со стула, потому что боялась провалиться, хотя этажом ниже принимал невропатолог, и он бы точно не удивился, увидев меня в таком состоянии. «Да, со зрением у вас не очень, - серьезно сказал мой окулист. - Я выпишу рецепт». Паника! Какой ужас! Зачем я это сделала? Как глупо было рассчитывать на то, что я  могу ему понравиться! Молча взяв бланк и опустив голову, чтоб не видно было навернувшихся слез, я вылетела из кабинета. 

Трамвай вез меня домой. Уперев голову в холодное стекло, я смотрела на вечер, накрывавший город. Только сейчас я разжала кулак с рецептом от моего драгоценного доктора. «Завтра в 7 вечера жду вас в кафе «Кофе». Сергей», - прочитала я и вскрикнула. Как раз в этот момент трамвай громко тренькнул. Никто не обернулся и не увидел рыжеволосую девушку, радостно целующую медицинский рецепт.

Подарки



Приближался Новый год, и Машка предложила на растерзание дачу своих родителей: взяв клятву не разрушать дом до основания, предки вручили ей ключи. Мы принялись готовиться к празднику: сочинять меню, цветовую концепцию, украшения и собственные наряды для вечеринки. «Это будет наш первый Новый год с Сергеем! Все должно быть очень романтично», - говорила я, вырезая звездочки. «Тогда вам придется торчать на чердаке, потому что в доме будет еще 40 полупьяных студентов», - язвила Машка. 

На подарки друг другу скидывалась вся компания, но их вручение мы решили превратить в шоу. Было решено спрятать их по всему дому, а каждому вручить маленький стишок-ребус, разгадав который, можно было узнать, где лежит заветное. Мы с Машкой загадали друг другу.

Наступило 31-е декабря. Мы украсили дом, нарядили елку, накрыли стол, спрятали подарки. Гости постепенно приезжали на машинах и электричках, дом наполнялся нарядными людьми, праздником и запахом мандаринов. Сергей приехал с огромным тортом и быстро вписался в нашу большую безумную компанию. 

Когда все собрались, а до полуночи оставалось совсем немного, я объявила игру «Найди подарок»! Мы с Машкой всем раздали стишки, и началась дикая суета. Все 40 человек  стали носиться по дому с бумажками в руках и открывать все шкафчики подряд. Периодически раздавались радостные вопли нашедших счастье. Я сосредоточенно бубнила Машкин стих себе под нос и пыталась найти свой пакетик. Увлеченная поиском,  я даже не заметила, сколько прошло времени. «Фрося! Где ты пропадаешь целый час? - окрикнул меня Сергей. - Скоро двенадцать, бросай это дело!» «Я знаю, но я все еще в поиске», - ответила я с нотками отчаяния в голосе. Все уже нашли свои подарки, осталась только я. «Хочешь, я тебе подскажу?», - спрашивала Машка. Но мне не нужны были подсказки – я хотела найти свой подарок сама!

Вдруг меня осенило! Я побежала в кладовку и увидела там сверток. С радостным воплем «Нашла!» я вбежала в гостиную. Под завершающийся бой курантов, успевая на ходу схватить шампанское и чмокнуть Сергея, я под всеобщее ликованье извлекла из новогодней бумажки …розовую грелку! Машка с ужасом подлетела ко мне: «Отдай! Это моя мама купила бабушке!» Вся толпа так и загоготала – вот именно от этого и могло произойти обрушение дома, которого так боялись Машкины предки. Сергей поспешил мне на помощь. Прочитав стишок, он сразу понял, где спрятано сокровище: 
«Там, где хлама много-много, 
И для Фроськи есть немного!» 
На чердаке лежал пакетик с любимыми DVD. 

А к 3-м часам ночи из грелки уже наливали вино. 

Брызги шампанского



Сергей уехал на стажировку за границу, и через месяц стало понятно, что отношений между нами больше нет. Депрессия накатила лавиной, и я слабо пыталась выкарабкаться из нее. Чувство было такое, будто меня не просто бросили, а еще и раздавили, закатали в асфальт и попрыгали сверху для уверенности. Целыми днями я сидела дома: то плакала, то спала, то снова плакала и выходить никуда не хотела. Машка и Светка приехали меня спасать. «Так, сегодня едем в клуб! Собирайся», - решительно сказала Машка и открыла мой шкаф. «Фрося! Твоя косметика скоро покроется паутиной», - сообщила Светка, раскладывая коробочки и усаживая меня перед собой. «Нет, девочки я не могу...», - вяло промямлила я, но когда Светка принялась меня раскрашивать, поняла, что сопротивление бесполезно. «Там будет куча парней. Развеешься. Тебе даже не обязательно общаться – все равно музыка грохочет и ничего не слышно», - приговаривала Машка, укладывая мне волосы.

В клубе было, как всегда, громко, накурено и пьяно. После первого бокала шампанского мне действительно стало лучше, после второго я уже улыбалась и отбивала ритм ножкой, а после третьего оказалась в центре танцпола. Шампанское в бокалы наливалось уже само, симпатичный парень двигался вместе со мной в такт бешеной музыке. Отрывалась я по полной! Начался самый любимый заводной трек и мы втроем, завизжав от удовольствия, полностью отдались энергии танца. Красивый блондин лихо подхватил меня, и… я очутилась на барной стойке! Обалдевшая от музыки, шампанского и сотни глаз, я пустилась в пляс. Мне так было хорошо! Яркие разноцветные лампочки приятно слепили мне глаза, и я чувствовала себя звездой!

Глаза открылись с трудом. Судя по злостному свету из окна, день уже был в полном разгаре. Моя голова не просто болела, а распадалась на молекулы. Я пожалела о том, что проснулась, да и вообще о том, что родилась. Машкин голос в трубке звучал неутешительно: «...А когда ты начала снимать футболку, мы со Светкой едва тебя сняли со стойки. Потом ты не хотела ехать домой, а хотела к тому парню, с которым целовалась». Я еще и целовалась?! Какой кошмар! «Зато теперь ты не думаешь о Сергее, а думаешь о том, как напилась», - победно закончила Машка. «Мне думать больно», - простонала я, но она была права: тема Сергея ушла на задний план. «Да, забыла предупредить, - вспомнила Машка, - мы тебя привезли на такси и отдали твоей маме. Она была не рада, так что вечером жди разборок. Держись!» Ужас! Мама не посмотрит на мои больные молекулы и распилит еще на меньшие части.

Шампанское? Больше никогда!

Кролики



У меня появился воздыхатель. Петя, парень из нашего института, был милым, но ужасно скучным, совершенно лишенным романтики. Он ходил за мной следом и уговаривал встретиться. Мне сейчас не хотелось серьезных отношений, и я отказывала ему раз двадцать. Но он нудел, страдал, тяжело дышал в телефонную трубку, и, наконец, я дала согласие сходить в кафе. На свидании Петя пил чай, молчал и от его меланхолии клонило в сон. Я прикинулась жутко больной, схватилась за голову, и театрально уползла домой.

Через день мне доставили огромный букет цветов. А следующим утром я выглянула в окно и увидела на дереве огромную красную растяжку с надписью «Я тебя люблю». Происходило что-то потрясающее! «На него это совсем не похоже, он же такой скучный», - говорила я Машке по телефону. «Может, он решил сменить тактику, - смеялась та, - тогда это его прекрасно характеризует!» Наконец, однажды вечером под дверью я обнаружила нарядно завернутую корзинку, где мирно спали два белых маленьких кролика. Какая прелесть! Вот так и надо добиваться девушки, думала я, поглаживая зайку, а не занудствовать за чашкой чая. Так и хотелось позвонить Пете, поблагодарить его за приятные безумства. Но тут раздался звонок в дверь.

На пороге танцевала коробка из-под холодильника, из боковых дырок которой торчали руки с букетами цветов в каждой. Коробка была нелепо разрисована цветами, словами «Love» и красными сердечками. Неуклюже приплясывая, коробка пела: «All you need is love». Прошло всего пять секунд, как я пришла в себя и крикнула уже начавшей притормаживать коробке «Петя, ты что!» Коробка остановилась. 

На уровне головы открылась секретная дверца, и оттуда выглянул совсем не Петя, а незнакомый бородатый мужик. «Вы кто?!» - изумленно спросил он первым, хоть это был мой вопрос. «Ефросинья, - промямлила я. - А вы кто?» «А где Ира?» - неожиданно спросил он. Я оторопела и не знала что сказать, а когда поняла, то расхохоталась и попыталась объяснить человеку в коробке, что он ошибся квартирой. Ира – это наша сексапильная соседка. 

Под коробкой оказался печальный, взрослый мужчина. «Она посмеялась надо мной. Сказала, что окна вашей квартиры - ее». До меня все начало доходить: «Так это вы написали…» «Да, я», - грустно оборвал он. Мне стало так жалко его, отвергнутого романтика. Я вынесла ему корзинку с кроликами и искренне пожелала удачи. Уходя, он признался мне: «Она сказала, что я слишком скучный...»

Да, никогда нельзя быть уверенным, что знаешь человека наверняка. Может быть, позвонить Пете?

Корпоратив



Летом меня взяли на стажировку в одну компанию. Работа была простая – выполнять поручения начальника. Я звонила по телефону, записывала диктовки шефа, вела его  расписание, лепила стикеры, скрепляла бумаги степлером и бесконечно копировала какие-то бумажки. Не знаю, что стрельнуло в башку этому крутому бизнесмену, но через некоторое время он взял еще одного помощника – смазливого парня по имени Артем. Он мне сразу не понравился: наглый, самоуверенный, тут же начал со мной соревноваться, хотя он был всего лишь такой же практикант! "Ты точно в него втрескалась, раз любое его действие воспринимаешь как вызов! А он, может, просто работает, пока ты следишь за ним?", - рассуждала Машка. Ну… Она была права!

Судя по всему, Артем был отъявленным ловеласом, поскольку часто назначал свидания по телефону, каждый раз громко произнося разные женские имена. Я же звонила Машке, и, называя ее Пашкой, мило хихикала, изображая телефонный флирт. Но однажды к Артему пришла шикарная девушка, - высокая, тощая модель, - и все мои мечты завяли в один миг. У неё были большие глупые глаза, но длинные ноги не давали заострить внимание на пустом взгляде. С этой губастой цаплей мне так просто не справиться!

Однажды в нашей компании объявили корпоративную вечеринку, на которую можно кого-нибудь пригласить. Поскольку Артем наверняка должен был прийти на вечер со своей моделью, я никак не могла появиться там одна. «Мне срочно нужен бойфренд! И желательно - Джеймс Бонд», - кричала я Машке в телефон. «Фрося, Джеймс сейчас на задании, - веселилась Машка. - Но мой сосед Вадик, инструктор по фитнесу, будет рад бесплатно поужинать».

Вадик выглядел отлично: мускулистый загорелый спортсмен с белозубой улыбкой. Мы с Машкой подготовили его, как к войне, строго проинструктировали и проработали ситуации. Да, интеллект Вадика не внушал доверия, но в хорошем костюме он был готов изображать моего личного Джеймса Бонда. Увы, когда он оказался один на один со шведским столом, все детали операции были забыты. Он старательно обхаживал стойки с канапе, арбузные корзины и тарталетные пирамиды – что угодно, только не меня!

Тут как раз появился Артем: «Привет, Ефросинья! Ты тут одна?» Я ни капли не смутилась: «Нет, вон там мой парень, Вадик. Он инструктор по фитнесу». В этот момент Вадик как раз терзал корзиночку с крабами, и, увидев, что я показываю на него, радостно улыбнулся набитым ртом и помахал нам листом салата. Я готова была провалиться на месте. Вадик всё же вспомнил наш уговор, подлетел к нам с полной тарелкой, чмокнул меня майонезными губами, жуя, произнес: «Скоро подадут тортики, дорогая!», - и убежал, роняя с тарелки клубнику. «Отличный парень!», - улыбаясь, сказал Артем, и как раз в этот момент в дверях появилась его блистательная подруга-модель. На ней было черное обтягивающее платье, и от этого она казалась еще выше. Пока эта жирафа плыла к нам модельной походкой, я поглядывала на Вадика и мысленно била его гантелей по дурной голове. «Познакомься, Фрося, это моя сестра Вика». Я просто обалдела! Ну надо же?! «Очень приятно, - промурлыкала Вика, - пойду, пожую что-нибудь». Надо было спасать ситуацию! «На самом деле мы с Вадиком только недавно познакомились», - сказала я Артёму. Он ничего не ответил, улыбнулся и повел меня танцевать. И мы провели отличный вечер, под конец которого Вика увезла разомлевшего от халявы Вадика с собой.

Командировка



Начальник вызвал меня и Артема и строго сказал, что отправляет нас в небольшую командировку - на завод в маленький город Пупинск. «Машину не даю – свободного водителя нет. Да и на электричке вы доберетесь за два часа, это быстрей, чем на машине по пробкам», - весело сказал он. Я недоумевала: почему нас послали вдвоём?! Я и одна могла бы отвезти документы.
«Да ты что! Вдвоем веселей будет ехать в такую дыру», - подбадривала меня Машка по телефону. Как она ошибалась! В электричке мы с Артемом только и спорили - о том, как добираться от станции до завода, о том, кто из нас отдаст папку с бумагами, о том, кто заберет ее обратно и  кто передаст ее уже нашему начальнику.

 В Пупинске я уверенно зашагала от станции в сторону автобусов, делая вид, что не замечаю сомнений Артема в выбранном направлении. Он предлагал устроить опрос населения и выяснить, как добраться до завода, но мне показалось, что это глупо! Все было понятно и так. Мы сели в автобус. Артем не унимался - и через минут 15 все-таки выяснил, что мы едем не туда. Пришлось возвращаться, ждать обратный автобус, пересаживаться, и снова ехать, только уже под едкие подколки Артема: «С твоим топографическим кретинизмом нужно дома сидеть, Фрося!»

В результате мы опоздали, и пришлось ждать, когда вернется директор. Мы погуляли мимо мрачных и грязных зданий завода, обдаваемые клубами пыли от проезжающих мимо грузовиков. Время тянулось медленно, было жарко и скучно, в голове стоял гул. Спорить не было сил, и когда нас вызвали, то уже было не важно, кто отдаст документы. Толстый и мрачный директор, почти не глядя, подписал бумаги, и, не обращая внимание на наши торжественные улыбки, буркнув «прощайте», старательно выпроводил нас за дверь. И всё?! А мы так готовились, волновались... Понурые и голодные мы хотели, как можно быстрей выбраться из этого места.

Уже вечерело, когда мы добрались до станции. Мы устало подползли к кассе, но тут выяснилось, что следующая электричка будет только через 2 часа. Ужас! Нам с Артемом ничего не оставалось, как набраться терпения, пирожков в буфете, и ждать вечернюю электричку. Сидя на пустом перроне, на деревянной лавке, мы смотрели на уходящий день и пролетающие поезда. И что-то волшебное было в этом легком, тихом, летнем вечере, что-то начало объединять нас именно тогда, и это были не только пирожки. «На самом деле мне нравится твоя взбалмошность, Фрося», - признался Артем. «Опять подкалываешь?», - спросила я, но, посмотрев в его глаза, поняла, что он говорит серьезно. Он убрал непослушную прядь с моего лица и поцеловал. А мимо со свистом мелькал желтыми окнами скорый поезд. 

Розовые коровы



Мы с Артёмом начали встречаться, но на работе свой интерес друг к другу приходилось скрывать. Я не могла дождаться конца практики, когда получу характеристику. И Артём наконец-то сможет смело обнять меня, не оглядываясь с опаской вокруг!
В один из самых жарких дней, я пришла на работу в новой белоснежной юбке. Я выглядела как нежная фея! Почему-то именно в этот день фея решила положить немного кетчупа на бутерброд: рука дрогнула - и через мгновение она стала похожа на персонаж из кровавого ужастика! Вся юбка была в красных брызгах и требовала срочной стирки. Наши девушки, причитая и сочувствуя, повели меня в уборную. Но юбке требовалось время, чтоб высохнуть, а работать как-то надо! И бухгалтер Тамара принесла мне свой широкий палантин, в который я завернулась. 

Работать было невозможно. Палантин и не думал, что им когда-нибудь летом обернут бедра, он был рассчитан на утепление шеи и плеч в холодную погоду, поэтому по привычке стал мня согревать. Когда из ушей уже пошел пар, я развернула шарф, чтоб немного проветриться – всё равно мой закрытый стол стоит в углу, и никто меня не видит. Мы тайком переглядывались и перемигивались с Артемом – его стол располагался напротив, - и хорошо, что он не знал, в каком виде я на самом деле сижу. 

Все были поглощены тишиной, жарой и работой, когда дверь кабинета начальника внезапно отворилась: «Ефросинья! Записывайте, срочно!» , - крикнул он. Я подскочила на месте, и, хватая блокнот со стола, побежала уже было за начальником, но… неожиданно наткнулась на его удивленный взгляд. Посреди офиса я стояла в блузке и розовых трусиках, на которых плясали смешные коровки, а мой тёплый палантин лениво дремал на кресле. Это была катастрофа – даже мои коровы покраснели от стыда вместе со мной! Начальник хмыкнул, и пока я мчалась на место, вызвал для делового диктанта Артёма.
Кругом все смеялись, а мне было стыдно до жути, хотя ничего смертельного и не произошло. В туалете я щупала всё еще влажную юбку и жаловалась Машке. А она смеялась: «Я же тебе говорила - носи кружевные стринги! Так было бы еще эффектней, и тебе была бы уж точно обеспечена отличная характеристика!» 

Когда мы вечером встретились с Артёмом, я боялась смотреть ему в глаза. А он улыбнулся, достал из-за спины плюшевую розовую корову и сказал: «Пусть это будет твоим талисманом, Фрося!»

Измена



От октябрьского дождя город сделался жидким. Дойдя до метро, я успевала один раз промокнуть, три раза замёрзнуть и десять раз захотеть лета. В один из таких дней я твердо решила купить резиновые сапоги. За модными лужешлёпами мы с Машкой и Светкой отправились в торговый центр на окраине города. «Я тоже куплю резиновые сапоги, но тогда мне будет нужна резиновая сумочка для комплекта», - сказала Светка задумчиво. «Тогда уж и резиновая шапочка!», - добавила Машка.

Когда мы выходили из торгового центра, пакеты с резиной и не только едва умещались в руках. Весело болтая, мы направились в кафе обсудить впечатления от шопинга. Усевшись в уютном уголке за нелепыми пальмами, я стала осматривать экзотический интерьер. Вдруг пол ресторана провалился, стены резко поплыли, а меня со всего размаху ударило взрывной волной: я увидела, как на другом конце зала Артем, мой парень, обнимается в кресле с какой-то девицей! Подружки проследили мой взгляд, и Машка резко дернула меня за пальму. Я готова была закричать, но злость и диванная подушка, заботливо подсунутая Светкой, оборвали порыв. «Я сейчас пойду и убью его! И её!», - рычала я уже Машке в плечо. «Чем? Резиновым сапогом? - спросила Светка. - Мне было бы жалко портить обувь» И я зарыдала, сморкаясь в салфетки с гавайскими пейзажами.

Пока Светка сканировала обстановку и выбирала путь незаметного отхода, Машка пыталась меня успокоить: «Я очень тебя понимаю! У меня была такая же ситуация, когда я Гришу Кротова застукала в туалете с другой девчонкой, помнишь?» «Это же было в детском саду!», - всхлипнула я. «Ну и что? Чувства-то были те же!» Я не нашлась, что отвечать, и только вспомнила, как Артём совсем недавно держал меня за руку и нежно смотрел в глаза.

«Так, я поговорила с официанткой, она нас выпустит через другой ход, пошли», - сказала Светка строгим шепотом. «Подождите, мы не можем так уйти», - сказала я и позвала официантку. Понятливая девушка приняла заказ на два коктейля для парочки в креслах с сопутствующей запиской: «От Ефросиньи, с пожеланием не подавиться!»


«Очень круто, молодец, красиво!», - одобрительно галдели мои подружки в такси. Депрессия, утяжеленная осенью, наваливалась неотвратимо, и слезами серого неба была полна моя грусть. Как противно оказаться обманутой и слабой, меня тошнило от себя самой. Я смотрела в запотевшее окно на размытые огоньки проезжающих машин, и они сливались с моими слезами. «Ничего, - бормотала Машка. - Сейчас купим шоколадный торт, и полегчает!» «Тебе только дай повод», - подкалывала её Светка. Девчонки, спасибо, что вы есть!

Три десерта



Я долгое время ни с кем не встречалась - и Машка уговорила меня зарегистрироваться на сайте знакомств. «Хватит дома сидеть-грустить, хоть на свидания походишь, пирожных поешь». Как она была права! Два часа общения на сайте – и моя следующая неделя была расписана буквально по часам.

Оригинальный парень Женя предложил позавтракать в кафе-кондитерской! Парня я едва узнала, потому что его фотографии на сайте были сильно обработаны. Мой мозг еще спал и требовал кофе, а Женя, уже фонтанировал историями, рассказывал небылицы, анекдоты  и призывал смеяться вместе с ним. Этим утром мы совершенно не совпали по ритму. Я быстро съела свои сырники и, сославшись на дела, убежала от этого потока информации.

На вечер у меня было назначено свидание с неким Эльдаром, и свободного времени было предостаточно. Я прогуливалась по магазинам в поисках новогодних подарков, и тут мне позвонил Илья. Я долго пыталась вспомнить, что это за Илья, пока у меня в голове не всплыла фотография моряка на фоне яхты в капитанской фуражке. Да, красавчик! Узнав, где я, он предложил пересечься прямо сейчас. Я была только рада.

Когда он подлетел ко мне на улице, я поняла, что это вовсе не тот Илья. Это был другой, с дурацкой фотографией на сайте, да я вообще его не помнила! Пришлось прогуляться по бульвару, замерзнуть и зарулить в кофейню. Я пила капуччино, ела булочку с маком и даже в ней искала темы для беседы - в помещении Илья оказался нудней, чем на улице. Такое впечатление, что согревание пошло ему во вред. Он растаял, как мороженое, а через час перестал разговаривать совсем. Мне уже надо было ехать домой, чтобы переодеться перед вечерним свиданием, и я вежливо смылась.

Не успела я дойти до метро, как позвонил Эльдар. Оказалось, что он освободился раньше и хотел узнать, не занята ли я. В кафе, где мы договорились встретиться, ко мне подошёл кудрявый брюнет и протянул розу. Это был совершенно другой парень - я думала, что ужин с ним был назначен на завтра! «Я - Федя», - сказал он, и я порадовалась, что ни разу не назвала его по имени. Пока я исправляла его имя в телефоне, он заказал мне тирамису. От сладкого меня уже подташнивало, кофе я не могла видеть, а перепутанные в голове имена и фотографии кружились, как шарики в лотерейном барабане. Я хотела домой - съесть борщ, селёдку и солёных огурцов. Федя оказался нудным экономистом, хоть и симпатичным, но повёрнутым на профессии. Он рассказывал мне о себе, о работе, о финансах, и совершенно не интересовался мной. На каждую мою фразу он кивал и, едва дождавшись короткой паузы, переводил разговор опять на себя. Мне это быстро надоело и  опять пришлось искать повод, чтобы смотаться.

Добравшись, наконец, до дома, я почувствовала головную боль. На лестнице стоял запах выпечки: мама испекла пироги!


Убийство наоборот



У Светки дома уже во всю шла вечеринка, когда я, красная, с мороза, ввалилась в квартиру, стряхивая снег с сапог. "Тебе надо согреться, - заявила Машка и поднесла мне горячий глинтвейн, пока я снимала пальто. – Ух, Фрося! Ты сегодня в красном!" Да, на мне было новое красное шелковое платье! Народу было полно, музыка гремела, дискотека была в разгаре.

Сканируя обстановку, я заметила в углу комнаты интересного парня в модных очках в черной оправе и с книгой в руках. Это был Антон – Светкин однокурсник. "Он любит поговорить об искусстве, - сказала Светка. - Вспомни, на какой выставке ты была последний раз - и в бой!"
Винный компот подействовал предательски быстро. Я чувствовала себя жаркой, слегка пьяной, весёлой, и страшно румяной. Щёки просто горели! "Ну что, как я выгляжу?", - спросила я Машку, чувствуя силу своих чар. "Если он тебя, такую румяную и в красном платье, не примет за говорящий мешок Деда Мороза, то вы сможете пообщаться", - подмигнула Машка. Ну да, раскраснелась, ну и что? Мне было уже плевать - я ощущала прилив красноречия!

Антон сидел в кресле за праздничным столом и читал книгу, не обращая внимания на музыку и шумную тусовку. Я села напротив. "Вам музыка не мешает читать?" - начала я издалека. Он снял очки, заложил пальцем страницу, внимательно посмотрев на меня, сказал "Нет", после чего снова открыл книгу, вернул очки на переносицу и отклонился назад. Но я не сдавалась. "Понимаете, меня очень волнует состояние современного искусства…", - и я пустилась рассуждать о художниках, живописи и инсталляциях. Он, с натянутой улыбкой опять отложив книгу, терпеливо слушал меня, в глубине души наверняка надеясь на скорое завершение лекции. Я вышла на коду: «...И вот иногда смотришь на современную картину - и ничего не чувствуешь. А потом в сердце остаётся только холод, который пронизывает тебя насквозь. Как вы думаете, почему?» - эффектно закончила я. «Наверное, это потому, что вы грудью лежите в мороженом». Ах! И правда! Я увлеклась беседой настолько, что не заметила чью-то тарелку на столике. Вся грудь была в сливках, мороженое капало на колени, а кусочки шоколада зацепились за пуговицы. Ужас! Я встала, и поняла, что представляю собой инсталляцию «Убийство наоборот» - белый пятна на красном платье. Антон невозмутимо протянул мне салфетку. Я схватила её и выбежала в ванную комнату, вспоминая, сколько стоил это шелковый наряд.


«Пусти меня», - услышала я злобный шепот и открыла Машке дверь. «Фрося! Как так можно? Мне за тебя стыдно!», - набросилась она. «Не стыди меня – мне краснеть дальше некуда», - всхлипнула я. Но слёзы высохли, когда Машка достала из-за спины чистую одежду. «А я влезу в Светкины вещи?», - спросила я. «Влезешь. Ты, главное, теперь не сядь на торт!» 

Ослышка



Я очень давно не была в театре. И вот однажды Светкина бабушка, заядлая театралка, выдала нам три билета на премьеру нового спектакля. Машка, Светка и я прибыли в театр - нарядные, возбужденные и очень красивые!

«Машка, убери бинокль, мы же еще в фойе стоим», - ворчала Светка. «Я высматриваю красивых парней, не мешай». «Красивые парни не ходят в театры – они ходят в клубы», - и мы пошли в зал, ведя Машку, неспособную оторваться от бинокля, под руку. 

Действие было энергичное и шумное, с музыкой и песнями. Актер, исполнявший главную роль – потрясающий, яркий – сразил нас обаянием, пластикой, ну и, конечно, игрой. Я была погружена в действо и в собственные мечты о том, как бы познакомиться с таким  актёром. Тут, кто-то аккуратно постучал мне по плечу. Я обернулась, и девушка, сидевшая за мной, прошептала: «Извините, пожалуйста, у вас есть прокладка?» Я очень удивилась, но не стала задавать лишних вопросов, чтоб не отвлекаться от спектакля. «Что хотели?» - спросила Машка. «Прокладку попросили», - пояснила Светка, не отрывая взгляд от сцены. «Надо же, как приперло посреди пьесы», - хмыкнула Машка. Я аккуратно нащупала дежурную прокладку в сумке и протянула девушке. Она и её подруга застыли от удивления и через секунду прыснули смехом. Мы с Машкой переглянулись. Сквозь смех девушка прошептала: «Я просила программку!» И тут уже закатились мы втроём. Зажав рты, мы тихо корчились в истерике. На нас уже шикали с соседних мест, но успокоились мы не скоро.

В антракте, жуя пирожные и попивая кофе, мы вволю насмеялись. Светкина бабушка –красивая, степенная дама в огромных украшениях и сладких духах, – пригласила нас после спектакля поздравить актёров. Вот это была настоящая удача!

Спектакль закончился бурными овациями, букетами, корзинами и очередью из желающих вручить цветы. Светкина бабушка нам сделала знак, и мы заторопились к выходу. Её сухая рука в разноцветных перстнях отворила нам дверь в мир закулисья. Мы вошли в небольшой зал, наполненный избранной публикой и знаменитостями. Появился главный молодой актёр, и все зааплодировали. Дамы окружили его, протягивая книжки и блокноты. «А как вас зовут, рыжая красавица?», - спросил он меня, когда я подошла практически вплотную. «Ефросинья. Мне очень понравилось, как вы играли сегодня», - и я мысленно ущипнула себя за эту банальную фразу. «Ну давайте я подпишу вам программку!» И тут истерика вернулась. Мы с девчонками одновременно вспомнили наш маленький казус. Машка закрыла рот рукой, Светка отвернулась, давая волю накатившему смеху, а я, поскольку актёр смотрел на меня, так сильно стиснула челюсти, что скулы свело от боли. Представляете, что бы было, если бы я ослышалась в этот раз? 

Полная хохлома!



Однажды мы с Машкой решили немного подзаработать. Рекламные агентства зазывали студентов для проведения промо-акций, и мы поняли, что наше призвание – рекламировать косметику.
Всё оказалось не так-то просто. На акции по косметике мест не хватило, и нам предложили… кефир! «Что может быть тупей?! Кефир – это не эротично!», - сердилась Мария. Но выхода уже не было. На тренинге мы выучили стандартный нудный текст и получили пакеты с костюмами. Увидев их, мы поняли, что попали в ад: рекламная компания была выдержана в национальном стиле, под традиционные промыслы Руси. Нам досталась хохлома! «Какой китч!», - ныла я, разглядывая золотое платье с безумными красными петухами. «Надеюсь, нас закинут подальше от дома, чтоб никто из знакомых не увидел!», - шипела Машка, затягивая желтый кокошник.

В супермаркете на окраине города было пусто и тихо, гармонию освещенных полок  нарушала только наша яркая черно-красно-желтая конструкция. Мы скучали: покупателей было мало, наш кефир никого не интересовал. «Надо было идти в сигареты», – ворчала Маша «Это отвратительно!», - возмущалась я. «Зато есть красивый повод подойти к парню и познакомиться!» Она была права: предлагать мужчинам кефир ужасно глупо!

Тогда мы разработали тайный план: было решено катастрофически провалить дело и получить другое задание, далёкое от кисломолочной темы! Как только завечерело и магазин стал наполняться людьми, мы, откинув заученные тексты, нацепив широкие улыбки, пустились в пляс, напевая частушки. Персонал универсама, еще с утра не обращавший на нас внимание, обалдел от нашего перформанса. Покупатели останавливались, смеялись и слушали, а потом пробовали кефир. Одна бабушка поделилась с нами парой частушек, но мы не решились их спеть - просто сочиняли всякую муть на ходу. Вокруг нас собралась толпа, а нам было всё равно: это был наш первый и последний кефирный день.

На улице было темно, когда мы с Машкой шли домой, пиная коленками пакеты с костюмами. Тут раздался звонок на мобильный: «Ефросинья, сегодня на вашей точке был наблюдатель...», - послышался голос рекламного агента, и я не дала ему договорить. «Ой, да! Ну вы знаете, так получилось», - изобразила я сожаление. «Нет! Наоборот, - радостно продолжил он, - нам так понравилась ваша идея и творческий подход, что мы продлеваем ваше пребывание в этом месте на неделю. И обязательно с танцами и песнями! Вы молодцы, девочки!» 
Да уж. Кажется, мы перестарались.

Рассвет в городе



Я проснулась оттого, что на меня упал бегемот. Я завизжала - и бегемот лениво скатился с кровати. Оглянувшись, я поняла, что не дома. Вокруг был дикий бардак, в окне - ночь, за стеной гремела музыка, а «бегемотом» оказалась пьяная парочка, нашедшая в виде плоскости для приземления ту самую кровать, на которую, видимо, до этого рухнула я.

Да... зайдя к подруге Оле позаниматься философией, никогда не знаешь, чем закончится вечер! Было почти 5 утра, и хозяйка пришедшего в упадок банкета, еще держась на слабых ногах, уговаривала меня остаться. Окинув взглядом былое веселье, кашу из остатков тортика на столе, Олю в уставших блёстках, 30 человек на диванах и коврах, бутылки на полу и следы от ботинок на потолке, я чмокнула подружку и вынырнула из прокуренного ада в свежесть рассвета. 

Метро не работало, но идти было недалеко. Город старательно натягивал одеяло тени, которое с него тащило солнце. Нет, еще чуть-чуть, дай поспать! Но оно упрямо лезло на сонное небо. Я шла по пустым улочкам, редко встречая людей, и мы обменивались удивленными взглядами, потому что в такой час каждый считал себя «первым и единственным» в своем городе, избранным, посвященным в городскую тайну. И это было приятное чувство.

Вдруг дверь одного из домов открылась, и мне под ноги вылетел какой-то парень! Я подняла глаза на вывеску, чтоб понять, откуда по утрам выбрасывают мужчин. «Клуб Угар» - гласила вывеска. Молодой человек встал, отряхнулся и, удивленно разглядывая меня, спросил: «Вы – Фея Рассвета?» «Да, и, представьте себе, я тоже сбежала из страшного угара», - ответила я. «Ну мне-то помогли убежать, - ответил он иронично и добавил, - может, я провожу вас в этот опасный, предутренний час?» Он взял меня за руку, и я доверилась  симпатичному незнакомцу.

Мы медленно гуляли по городу, утопая в его утренней лени. Он рассказывал мне о старых зданиях, кто и для кого их построил и кто там жил. У каждого дома была своя история, своё лицо со шрамами, морщинами, слезами, а иногда и с улыбкой. Это была потрясающая романтическая экскурсия! Мой рыцарь был так прекрасен, читая стихи у подножия памятника известному поэту. Но угрюмый бродяга на лавке оказался далёк от поэзии и обругал нас за шум в столь ранний час. Мы убежали, смеясь. Прогулка была изумительной, и ее не хотелось заканчивать, но я валилась с каблуков от усталости. 
У подъезда Саша сказал мне: «Спасибо вам, фея. Вы скрасили мне утро, и если оставите свой телефон, то скрасите оставшуюся жизнь!» Я продиктовала номер. 
«Постой! - крикнула я ему в спину. - А почему тебя вытолкнули из клуба?» «Ты не поверишь! На меня упал бегемот!» Вот это совпадение.

Я жду!


Саша не звонил. Он обещал позвонить на следующий день, но после прогулки на рассвете прошло уже три дня, а звонка все не было. Это была катастрофа! Заставить себя проявиться я не могла. Первой? Звонить? Да никогда!

На подмогу была вызвана тяжелая артиллерия в виде Светки и Машки. «Вы когда прощались, что он конкретно сказал?» - спросила Машка. «Сказал, что обязательно позвонит», - ответила я. «Точно сказал «обязательно»? Когда парни так говорят, то никогда не перезванивают», - жестоко констатировала Светка. «Ну, может, он и не так сказал...» - засомневалась я. «А как? Вспомни точно!» «Если говорят «обязательно», то точно не звонят. Если говорят «будем на связи», то сомневаются. Если говорят «я позвоню», то могут и не позвонить», - делилась опытом Машка. «А что говорят, а потом звонят?», - с надеждой спросила я. Машка пожала плечами. «Ничего не говорят. Звонят - и все», - отрезала Светка. Я была в отчаянии, я не помнила уже ни его слов, ни своих, мой мозг перемешал фантазии с воспоминаниями и выдавал иллюзии за факты. 

Мы долго совещались, спорили и единодушно решили послать смс. «Сначала составим черновик», - засуетилась Машка и взяла блокнот и ручку. Светка закатила глаза: «Я предлагаю так: «Привет. Куда пропал?» «Нет! Это слишком просто, - расстроилась Машка. – Может, игриво спросить, как дела у человека, который любит встречать рассвет?» «Это слишком отстраненно», - вмешалась я. «Да, правда, - сказала Светка. - Но можно представиться и тогда спросить как дела?» «Нафига представляться, если есть определитель? И потом, у нашей героини имя длинной в одну среднюю смс-ку», - съязвила Машка. «Ну что же делать? Что писать?» - паниковала я. «Ты чего не звонишь, козел?», - разрядила обстановку Светка - и мы повалились от смеха. 

В конце концов, был выбран вариант «Привет. Как дела? Встречаешь рассветы?» и смайлик! Мы по очереди прочитали написанное и нажали «отправить». Доставлено. Мы расположились на кровати и стали ждать ответа. Телефон лежал в центре на клетчатом пледе: темный, глухой и как будто виноватый в том, что не приносит хороших вестей. Воцарилась напряженная тишина. «Может чай с антистрессовой шоколадкой смягчит нерв ожидания?» - аккуратно сказала Машка. Да, вряд ли можно было напряженными взглядами выжать из телефона сообщение. Мы потащились на кухню, а он остался в клетке пледа, наказанный за молчание.

И тут раздался звонок в дверь. На пороге стоял Саша! «Привет, Ефросинья! Я телефон потерял, но я же помню, куда проводил девушку на рассвете, - улыбаясь сказал он. – Может, пойдем гулять?» О, да!

... все картинки