четверг, 9 января 2014 г.

Диагноз: любовь



Когда оказываешься в коридоре поликлиники, то невольно чувствуешь себя старше. Начинаешь прислушиваться к себе и думать, что еще болит, хотя до входа в это заведение здоровье было отличное. Меня отправили к офтальмологу. «Зачем ты туда идешь? - ворчала Машка в моем мобильнике, - им надо было твое зрение проверять, когда ты на экзаменах списывала».

Я вошла в кабинет окулиста - и обалдела! Меня встретил молодой парень, красавчик,  прекрасный доктор в белом халате! Сергей Викторович сел передо мной, наши лица сблизились - и он посмотрел мне прямо в глаза. Я почувствовала, как краснею. Он мягко улыбнулся, и между нами пробежала искорка, вспыхнув ярким бликом в его зеркальце с дырочкой! Пока он светил специальным фонариком, рассматривая мои зеленые радужки, я думала, может ли он там прочитать мои безумные романтичные фантазии. «Вот вам капли, Ефросинья, - сказал он, протягивая флакончик. - Буду рад вас видеть через неделю!»

Я выплыла из поликлиники со странными симптомами: сердце бешено колотилось, щеки горели, на спине росли крылья, желудок требовал шоколадки, в голове проплывали облака, путаясь между обрывками иностранных слов любимой лирической песни, а пальцы теребили бумажку с его почерком. Диагноз был очевиден: я влюбилась!
Всю неделю я представляла себе, как пойду к окулисту, распахну свои длинные ресницы, и он профессионально увидит там всю историю моих переживаний. Сергей Викторович мне снился каждую ночь. Я вспоминала его глаза, улыбку и свежий парфюм.

В день визита я невероятно нервничала! Как сказать ему о том, что я все дни думала только о нем? Войдя в кабинет, я поймала его теплый взгляд и засмущалась. После того, как я произнесла «здравствуйте», можно было получить направление к логопеду. «Ну, посмотрим, как ваши глазки», - сказал он и усадил меня перед известной таблицей. Не глядя на нее, глядя прямо на доктора, вместо тех букв, что он показывал, я тихо произнесла: «я-л-ю-б-л-ю-в-а-с». Повисла пауза, Сергей Викторович явно не ожидал таких признаний посреди рабочего дня. От стыда я вскочила со стула, потому что боялась провалиться, хотя этажом ниже принимал невропатолог, и он бы точно не удивился, увидев меня в таком состоянии. «Да, со зрением у вас не очень, - серьезно сказал мой окулист. - Я выпишу рецепт». Паника! Какой ужас! Зачем я это сделала? Как глупо было рассчитывать на то, что я  могу ему понравиться! Молча взяв бланк и опустив голову, чтоб не видно было навернувшихся слез, я вылетела из кабинета. 

Трамвай вез меня домой. Уперев голову в холодное стекло, я смотрела на вечер, накрывавший город. Только сейчас я разжала кулак с рецептом от моего драгоценного доктора. «Завтра в 7 вечера жду вас в кафе «Кофе». Сергей», - прочитала я и вскрикнула. Как раз в этот момент трамвай громко тренькнул. Никто не обернулся и не увидел рыжеволосую девушку, радостно целующую медицинский рецепт.