четверг, 9 января 2014 г.

Японское свидание



День свидания с Андреем неотвратимо надвигался, а мой мозг постепенно сворачивался в ролл от необходимости срочно выучить японский язык - хотя бы несколько элементарных фраз, но чтоб произносить их, не краснея. Я не могла себе позволить выглядеть круглой дурой в глазах моего нового знакомого, поэтому зубрила слова ночи напролет. Япония мне уже снилась – за эту неделю я знала об этой стране практически все: там нужно разрешение, чтоб завести домашнее животное, там всюду роботы, там самая прогрессивная косметика, космическая мода и невероятные дизайнеры.

«Ну как, Ефросинья-сан, ты уже можешь связать хотя бы три слова?», - спросила меня Машка прямо с порога. Она была вызвана, чтоб помочь мне сообразить «первосвиданный прикид». Любимые джинсы были отброшены сразу, другие три пары тоже. Мы мерили блузки и юбки, кофты и платья, но ни на чем не могли остановиться. За пару часов мы с Машкой перебрали весь мой шкаф, выкинули несколько старых футболок, поругались, помирились, съели шоколадку, пожалели об этом и снова перебрали вещи. Наконец, мы дошли до истерики: «А знаешь, надень шелковый халат своей мамы, с журавлями - он смахивает на кимоно! Будешь «в теме»!», - заливалась Машка от смеха. «От тебя никакого толку! И ты выбросила мою любимую футболку с принцессой!», -  ворчала я. «Этой футболке было столько лет, что у принцессы уже пошли бы внуки, если б я ее не выбросила!» – не унималась Машка. В конце концов, ставка была сделана на длинную голубую юбку - она всегда приносила мне удачу.

Мы с Андреем сидели в отдельной нише ресторана на фоне большого круглого окна. Первое волнение от встречи немного спало, когда нам принесли красивую ладью с суши. Андрей был прекрасен! Мы говорили обо всем: об экзаменах, педагогах, спорте, моде, искусстве. Оказалось, что он увлекается музыкой и с успехом диджеит на вечеринках у своих друзей. Пока он очень подробно и эмоционально рассказывал о разнице между компьютерными программами для сведения музыки, я сидела и думала, что есть все-таки на свете вещи, которые можно с улыбкой пропускать мимо ушей. «…Ты прикинь, как это здорово?!», - закончил он фразу. «Конечно!», - ответила я с радостью, хотя даже не представляла себе чему, собственно, я киваю. Япония все никак не всплывала в разговоре, и уже за десертом, когда речь пошла о путешествиях, я все же рискнула спросить: «А ты был в Японии?», - начала я издалека. «Нет, пока никак, но очень бы хотел съездить», - ответил Андрей. «Да, интересно же побывать в стране, язык которой изучаешь. Это такая возможность окунуться в языковую среду. Ты сейчас на каком уровне изучения японского?», - вот, теперь я спросила прямо. Тут Андрей как-то замялся, опустил глаза и сказал: «Да ты знаешь… я как раз собирался тебе признаться. Я не учу японский, и никогда не учил. Понимаешь, я просто хотел с тобой познакомиться тогда, и зацепился за этот учебник, который ты держала в руках… Просто ты мне понравилась, и, я надеюсь, это не такая большая ложь, ведь мы встретились, и вот, я признаюсь теперь… Фрося, что с тобой?» Я смеялась, я громко и радостно хохотала и уняться не могла. Только отпив немного воды, рассказала Андрею, как придумала всю эту историю с японским тогда, в магазине, и как учила всю неделю, готовясь к свиданию. И тогда мы зашлись от смеха уже оба. Мы смеялись и даже не заметили, как взялись за руки. Его ладони оказались теплыми и мягкими. «А знаешь, - начал Андрей, когда мы уже вышли на улицу, - я тоже буду учить японский! Всегда хотел, не получалось, а теперь ходить на занятия будем вместе» И он набросил мне на плечи свою ветровку. 

Красный круг солнца катился к горизонту.