четверг, 9 января 2014 г.

Оглавление

Ефросинья - веселая девушка, с которой происходят, порой, невероятные истории!

Она падала с дерева, ездила на пыльный завод, пряталась в книжных полках, спасалась от землетрясения, а однажды - была убита! Ее чуть не раздавил бегемот, она познакомилась с розовой коровой и тощей жирафой. Ей пришлось наказать телефон, добровольно петь частушки, учить японский, разговаривать с коробкой и, стиснув зубы от смеха просить автограф. Она бегала ночью по даче, ее тошнило пирожными, она лечила зрение вместо сердца, лила слезы в резиновые сапоги и на барной стойке танцевала до утра!     

Фантастическая прическа



Нашей группе дали нового преподавателя - молодого аспиранта Кирилла Романовича. Как только я увидела его, мое сердце распустилось белой кувшинкой, мысли полетели в разные стороны, Селин Дион запела «про Титаник», а руки потянулись за конфеткой. Я ткнула под локоть Машку: «Это мы на каком предмете сидим?». «Социология, кажется», - ответила она. Так я полюбила то, о чем не имела ни малейшего представления!

Ах, Кирилл Романович! Он был совершенно не похож на всех педагогов, что были у нас раньше, потому что о нудных вещах рассказывал ярко и интересно. Пока он говорил о том,  как группы и какие-то там слои общества как-то называются, я представляла себе, как мы с Кириллом Романовичем оказываемся вдвоем на необитаемом острове и, держась за руки, бежим вдоль берега навстречу заходящему солнцу, касаясь ступнями набегающей волны и оставляя за собой следы на мокром песке. Ныряя в волны фантазий, я накручивала волосы на ручку, и вместе со спиралькой локона закручивалась новая история. «Фрось, какое население он назвал?», - спрашивала шепотом Машка. «Понятия не имею», - только отмахивалась я.

Весь семестр Кирилл Романович то героически спасал меня из горящей башни замка, поднявшись по веревочной лестнице, то вырывал меня из цепких лап страшного чудовища. Он дрался на дуэли: был ранен, но победил. Мы пережили  кораблекрушение, авиакатастрофу и землетрясение, но каждый раз выживали вдвоем на фоне оранжевого заката. Однажды Кирилл Романович даже вытащил меня из заточения в страшной темнице, но, когда мы оттуда летели на вертолете, пришла сотрудница деканата и срочно вызвала Кирилла Романовича.

Сессия наступила неожиданно. «Ты готова?», - спросила меня Машка перед зачетом. «Если бы существовал предмет «Фантазии о Кирилле Романовиче», я бы завтра защитила диплом!»

Я вытянула билет, прочитала вопрос, ничего не поняла и села за стол - готовиться. Отвечать я буквально летела. «Так, Ефросинья, редкое у вас имя. А с билетом вам так же повезло?», - спросил он мягким голосом. Я сама не понимала, что мямлю в ответ, потому что, оказавшись так близко к своему идеалу, буквально растаяла. Я уже почти не слышала, что Кирилл Романович сам стал отвечать за меня на вопрос, так как мы уже бежали с ним по зеленой траве через залитый солнцем лес, придерживая на головах венки из полевых цветов. И вот, когда мой «лесной рыцарь» подошел ко мне, легко смахнул выпавший лепесток с моей щеки и нежно на меня посмотрел, я услышала хихикание у себя за спиной. Вместо поцелуя, я ощутила напряжение, а взгляд Кирилла Романовича выражал скорее удивление, чем нежность. Возвращаясь в реальность, я повернулась к окну и, увидев свое отражение, поняла причину всеобщего сдавленного смеха: моей прическе три века назад позавидовали бы придворные дамы. С помощью шариковой ручки я успела искусно закрутить свои жесткие рыжие локоны в пышный колтун, все пряди спутались и торчали в разные стороны. Венчала всю это конструкцию, похожую на рыжий, взбитый миксером стог сена, застрявшая там синяя ручка, успевшая в процессе стайлинга начертить пару произвольных линий на моем лбу.

«Я вам ставлю «зачет», Ефросинья, - тихо сказал Кирилл Романович, протягивая мне зачетку, - а новая прическа вам очень идет!» Я смутилась, но улыбнулась, взяла зачетку и вышла, унося на голове свой лес, море, пальмы, замок и Титаник с полевыми цветами на фоне заходящего солнца.

Это судьба!



Чем может наградить себя девушка, удачно сдавшая летнюю сессию? Конечно же, шопингом! Я решительно отправилась по магазинам, но без подруг не справилась с проблемой выбора и вышла из торгового центра с одним пакетом. Чего-то мне не хватало. Единственная желтая футболка меня не удовлетворила. Проходя мимо книжного магазина, я остановилась у витрины - посмотреться в отражение. Поправляя прическу, я случайно заметила, что из зала магазина на меня смотрит безумно симпатичный парень. Я поймала его взгляд, улыбнулась в ответ, засмущалась и плавно отошла от окна. Как глупо! Наверное, я еще и покраснела, хотя, надеюсь, он этого не заметил через стекло. Но в книжный все же зашла.

Я бродила между стеллажами, рассматривала красивые обложки, и проникалась запахом свежей печати. Недавно Машка мне посоветовала какой-то очень интересный роман, но название и иностранное имя автора потерялись в лабиринтах забитого сессией мозга. И тут у меня разыгрался литературный аппетит. Книжный магазин для человека, любящего читать, - как кондитерская: сначала сомневаешься, потом вдыхаешь аромат, задерживаешь дыхание на 3 секунды и с выдохом хочешь купить уже все! Я очень люблю книги, люблю читать, но после экзаменов хочется чего-то легкого, не напрягающего, для полной умственной релаксации. Я взяла иллюстрированную брошюру по маникюру, «100 секретов туши для ресниц», какой-то модный роман из серии «прочел-и-забыл», 5 открыток с трогательными мишками и руководство по рукоделию «Аппликация стразами» в голографической обложке. Получился полный набор для расслабления после напряженной сессии.

Путь к кассам лежал через отдел учебной литературы, и, проходя мимо, я вдруг увидела ЕГО. Листая толстый учебник, стоял тот самый красавец, который недавно улыбнулся мне в витрине. Ну, второй раз – это судьба! Я остановилась и стала рассматривать разноцветные корешки книг, периодически поглядывая на него. Он это заметил. Ах, какая улыбка! Пока он возвращал свою книгу на полку, я вспомнила о той куче литературного мусора, что была у меня в руках. Быстрым движением я сунула свою позорную стопку между учебниками и схватила в руки первую попавшуюся книжку. «Привет, - сказал он, подходя ко мне, - выбираешь учебник?» «Да, я … как раз шла сюда подобрать материал для занятий», - призналась я. О, боже! Какой он был симпатичный! «Что изучаешь? - поинтересовался он, заглядывая мне в руки, - японский язык?! Вот это да! Я тоже его изучаю. Какое совпадение, представляешь?» Я была в ужасе! Усилием воли погасив панику, я взяла себя в руки и сказала: «О да! Редкое совпадение». «Да, кстати, я - Андрей. А тебя как зовут?» «Ефросинья», - ответила я. «Ух, ты! Очень приятно» Мы еще поговорили про сессию, и я уже было подумала, что японский будет забыт. «А может, сходим куда-нибудь на выходных?», - спросил он улыбаясь. Ну, конечно же, да! «Отлично, пойдем в суши-бар, поговорим по-японски!» Мы обменялись номерами телефонов. «Саёнара!»* - добавил он, помахав рукой.

Я была и в восторге и в отчаянии одновременно. «Японский?! - кричала Машка мне из телефона. - Как ты выучишь японский за неделю? Ты даже не можешь правильно произнести названия роллов!» И что мне оставалось делать?

«Самоучитель по японскому языку, русско-японский словарь, учебник по японскому для начинающих с диском, - монотонно перечислила кассирша, - и  «Аппликацию стразами» тоже берете?» «Да, я все это беру!», - твердо ответила я.

Продолжение следует…
________________
*Cаёнара - в русской транскрипции «до свидания» по-японски.

Японское свидание



День свидания с Андреем неотвратимо надвигался, а мой мозг постепенно сворачивался в ролл от необходимости срочно выучить японский язык - хотя бы несколько элементарных фраз, но чтоб произносить их, не краснея. Я не могла себе позволить выглядеть круглой дурой в глазах моего нового знакомого, поэтому зубрила слова ночи напролет. Япония мне уже снилась – за эту неделю я знала об этой стране практически все: там нужно разрешение, чтоб завести домашнее животное, там всюду роботы, там самая прогрессивная косметика, космическая мода и невероятные дизайнеры.

«Ну как, Ефросинья-сан, ты уже можешь связать хотя бы три слова?», - спросила меня Машка прямо с порога. Она была вызвана, чтоб помочь мне сообразить «первосвиданный прикид». Любимые джинсы были отброшены сразу, другие три пары тоже. Мы мерили блузки и юбки, кофты и платья, но ни на чем не могли остановиться. За пару часов мы с Машкой перебрали весь мой шкаф, выкинули несколько старых футболок, поругались, помирились, съели шоколадку, пожалели об этом и снова перебрали вещи. Наконец, мы дошли до истерики: «А знаешь, надень шелковый халат своей мамы, с журавлями - он смахивает на кимоно! Будешь «в теме»!», - заливалась Машка от смеха. «От тебя никакого толку! И ты выбросила мою любимую футболку с принцессой!», -  ворчала я. «Этой футболке было столько лет, что у принцессы уже пошли бы внуки, если б я ее не выбросила!» – не унималась Машка. В конце концов, ставка была сделана на длинную голубую юбку - она всегда приносила мне удачу.

Мы с Андреем сидели в отдельной нише ресторана на фоне большого круглого окна. Первое волнение от встречи немного спало, когда нам принесли красивую ладью с суши. Андрей был прекрасен! Мы говорили обо всем: об экзаменах, педагогах, спорте, моде, искусстве. Оказалось, что он увлекается музыкой и с успехом диджеит на вечеринках у своих друзей. Пока он очень подробно и эмоционально рассказывал о разнице между компьютерными программами для сведения музыки, я сидела и думала, что есть все-таки на свете вещи, которые можно с улыбкой пропускать мимо ушей. «…Ты прикинь, как это здорово?!», - закончил он фразу. «Конечно!», - ответила я с радостью, хотя даже не представляла себе чему, собственно, я киваю. Япония все никак не всплывала в разговоре, и уже за десертом, когда речь пошла о путешествиях, я все же рискнула спросить: «А ты был в Японии?», - начала я издалека. «Нет, пока никак, но очень бы хотел съездить», - ответил Андрей. «Да, интересно же побывать в стране, язык которой изучаешь. Это такая возможность окунуться в языковую среду. Ты сейчас на каком уровне изучения японского?», - вот, теперь я спросила прямо. Тут Андрей как-то замялся, опустил глаза и сказал: «Да ты знаешь… я как раз собирался тебе признаться. Я не учу японский, и никогда не учил. Понимаешь, я просто хотел с тобой познакомиться тогда, и зацепился за этот учебник, который ты держала в руках… Просто ты мне понравилась, и, я надеюсь, это не такая большая ложь, ведь мы встретились, и вот, я признаюсь теперь… Фрося, что с тобой?» Я смеялась, я громко и радостно хохотала и уняться не могла. Только отпив немного воды, рассказала Андрею, как придумала всю эту историю с японским тогда, в магазине, и как учила всю неделю, готовясь к свиданию. И тогда мы зашлись от смеха уже оба. Мы смеялись и даже не заметили, как взялись за руки. Его ладони оказались теплыми и мягкими. «А знаешь, - начал Андрей, когда мы уже вышли на улицу, - я тоже буду учить японский! Всегда хотел, не получалось, а теперь ходить на занятия будем вместе» И он набросил мне на плечи свою ветровку. 

Красный круг солнца катился к горизонту.

Фотограф



Началась осень, и мы с Андреем расстались. Расстались потому, что он не позвонил мне и проигнорировал все мои нежные смс-ки – он никогда меня не понимал!

Чтобы развеять грусть, я пошла в парк - попинать ногами опавшую листву. Мне было грустно, одиноко, но яркие краски осени не давали мне окунуться в печаль. И вот, гуляя по желтым аллеям, я увидела фотографа, притаившегося в кустах в ожидании удачного кадра. Когда я подошла поближе, оказалось, что это очень симпатичный парень. Сидя на корточках, он перебирал хитрую технику и был крайне сосредоточен.
Я поняла, что мой звездный час настал – ведь внутри каждой девушки спрятана модель, и главное - найти момент для ее удачного выхода. Аккуратно, как бы случайно, я вошла в зону охвата его объектива. Женственно и грациозно стала собирать листья в красивый букет, старательно делая вид, что абсолютно не позирую. Я медленно ходила, осторожно приседала за очередным листком, и, поглядывая в сторону фотографа, то загадочно улыбалась, то задумчиво смотрела в небо. Потом я попыталась поймать летящую веточку, и, думаю, это был бы отличный кадр. Сама себе я казалась совершенно неотразимой!

Ничего не происходило. Мне захотелось привлечь его внимание, стать заметнее и я полезла на огромное повалившееся дерево. Прогуливаясь по нему, как по подиуму, я изящно балансировала собранным букетиком и думала, что в голубом пальто на фоне осени, да еще и стоя на черном бревне, я буду выглядеть очень эффектно!  Обернувшись посмотреть, видит ли меня мой симпатичный фотограф, я вдруг оступилась, потеряла равновесие и с визгом рухнула в кучу красной листвы.
Мне было очень смешно и обидно. Как такое могло случиться? К тому же, в падении я растеряла свой красивый букет. Первая мысль была: может, позвонить Машке? Но она совсем не похожа на команду МЧС.

И тут я услышала сверху голос: «Девушка, с вами все в порядке?» Повернув голову, я увидела фотографа, который, придерживая висевшую на шее камеру, протягивал мне руку. «Ах, спасибо! Надеюсь, вы не успели запечатлеть мое падение?», - спросила я, вставая. «Нет, -  сказал он, широко улыбнувшись, - я пытался поймать в кадр летающих птиц - и тут услышал ваш крик. Вы не ушиблись?» Эх, он меня даже не заметил, огорчилась было я. Но тут он сказал: «А я бы мог сделать вам осенний портрет, согласны?» Ну конечно, я была согласна! И, отряхнув сухую листву с небесного пальто, я приготовилась к фотосессии на фоне оранжевых кленов.


Диагноз: любовь



Когда оказываешься в коридоре поликлиники, то невольно чувствуешь себя старше. Начинаешь прислушиваться к себе и думать, что еще болит, хотя до входа в это заведение здоровье было отличное. Меня отправили к офтальмологу. «Зачем ты туда идешь? - ворчала Машка в моем мобильнике, - им надо было твое зрение проверять, когда ты на экзаменах списывала».

Я вошла в кабинет окулиста - и обалдела! Меня встретил молодой парень, красавчик,  прекрасный доктор в белом халате! Сергей Викторович сел передо мной, наши лица сблизились - и он посмотрел мне прямо в глаза. Я почувствовала, как краснею. Он мягко улыбнулся, и между нами пробежала искорка, вспыхнув ярким бликом в его зеркальце с дырочкой! Пока он светил специальным фонариком, рассматривая мои зеленые радужки, я думала, может ли он там прочитать мои безумные романтичные фантазии. «Вот вам капли, Ефросинья, - сказал он, протягивая флакончик. - Буду рад вас видеть через неделю!»

Я выплыла из поликлиники со странными симптомами: сердце бешено колотилось, щеки горели, на спине росли крылья, желудок требовал шоколадки, в голове проплывали облака, путаясь между обрывками иностранных слов любимой лирической песни, а пальцы теребили бумажку с его почерком. Диагноз был очевиден: я влюбилась!
Всю неделю я представляла себе, как пойду к окулисту, распахну свои длинные ресницы, и он профессионально увидит там всю историю моих переживаний. Сергей Викторович мне снился каждую ночь. Я вспоминала его глаза, улыбку и свежий парфюм.

В день визита я невероятно нервничала! Как сказать ему о том, что я все дни думала только о нем? Войдя в кабинет, я поймала его теплый взгляд и засмущалась. После того, как я произнесла «здравствуйте», можно было получить направление к логопеду. «Ну, посмотрим, как ваши глазки», - сказал он и усадил меня перед известной таблицей. Не глядя на нее, глядя прямо на доктора, вместо тех букв, что он показывал, я тихо произнесла: «я-л-ю-б-л-ю-в-а-с». Повисла пауза, Сергей Викторович явно не ожидал таких признаний посреди рабочего дня. От стыда я вскочила со стула, потому что боялась провалиться, хотя этажом ниже принимал невропатолог, и он бы точно не удивился, увидев меня в таком состоянии. «Да, со зрением у вас не очень, - серьезно сказал мой окулист. - Я выпишу рецепт». Паника! Какой ужас! Зачем я это сделала? Как глупо было рассчитывать на то, что я  могу ему понравиться! Молча взяв бланк и опустив голову, чтоб не видно было навернувшихся слез, я вылетела из кабинета. 

Трамвай вез меня домой. Уперев голову в холодное стекло, я смотрела на вечер, накрывавший город. Только сейчас я разжала кулак с рецептом от моего драгоценного доктора. «Завтра в 7 вечера жду вас в кафе «Кофе». Сергей», - прочитала я и вскрикнула. Как раз в этот момент трамвай громко тренькнул. Никто не обернулся и не увидел рыжеволосую девушку, радостно целующую медицинский рецепт.

Подарки



Приближался Новый год, и Машка предложила на растерзание дачу своих родителей: взяв клятву не разрушать дом до основания, предки вручили ей ключи. Мы принялись готовиться к празднику: сочинять меню, цветовую концепцию, украшения и собственные наряды для вечеринки. «Это будет наш первый Новый год с Сергеем! Все должно быть очень романтично», - говорила я, вырезая звездочки. «Тогда вам придется торчать на чердаке, потому что в доме будет еще 40 полупьяных студентов», - язвила Машка. 

На подарки друг другу скидывалась вся компания, но их вручение мы решили превратить в шоу. Было решено спрятать их по всему дому, а каждому вручить маленький стишок-ребус, разгадав который, можно было узнать, где лежит заветное. Мы с Машкой загадали друг другу.

Наступило 31-е декабря. Мы украсили дом, нарядили елку, накрыли стол, спрятали подарки. Гости постепенно приезжали на машинах и электричках, дом наполнялся нарядными людьми, праздником и запахом мандаринов. Сергей приехал с огромным тортом и быстро вписался в нашу большую безумную компанию. 

Когда все собрались, а до полуночи оставалось совсем немного, я объявила игру «Найди подарок»! Мы с Машкой всем раздали стишки, и началась дикая суета. Все 40 человек  стали носиться по дому с бумажками в руках и открывать все шкафчики подряд. Периодически раздавались радостные вопли нашедших счастье. Я сосредоточенно бубнила Машкин стих себе под нос и пыталась найти свой пакетик. Увлеченная поиском,  я даже не заметила, сколько прошло времени. «Фрося! Где ты пропадаешь целый час? - окрикнул меня Сергей. - Скоро двенадцать, бросай это дело!» «Я знаю, но я все еще в поиске», - ответила я с нотками отчаяния в голосе. Все уже нашли свои подарки, осталась только я. «Хочешь, я тебе подскажу?», - спрашивала Машка. Но мне не нужны были подсказки – я хотела найти свой подарок сама!

Вдруг меня осенило! Я побежала в кладовку и увидела там сверток. С радостным воплем «Нашла!» я вбежала в гостиную. Под завершающийся бой курантов, успевая на ходу схватить шампанское и чмокнуть Сергея, я под всеобщее ликованье извлекла из новогодней бумажки …розовую грелку! Машка с ужасом подлетела ко мне: «Отдай! Это моя мама купила бабушке!» Вся толпа так и загоготала – вот именно от этого и могло произойти обрушение дома, которого так боялись Машкины предки. Сергей поспешил мне на помощь. Прочитав стишок, он сразу понял, где спрятано сокровище: 
«Там, где хлама много-много, 
И для Фроськи есть немного!» 
На чердаке лежал пакетик с любимыми DVD. 

А к 3-м часам ночи из грелки уже наливали вино.